catok (catok) wrote,
catok
catok

Categories:

Полная версия моего письма директору ФСБ от ноября 2010

Оригинал взят у ilgiz_jusupov в полная версия моего письма директору ФСБ от ноября 2010
Данное письмо являлось "костяком" обращений на имя Президента Российской Федерации, Генерального прокурора РФ и директора ФСБ РФ. К нему прилагался архив, состоящий из сопровождающих документов.

Летом 2001 года сотрудником УФСБ РФ по РБ Габдрахмановым Нилом Анваровичем(+7 (917) 414-08-44 моб. +7 (347) 252-47-02 домашн. 83472227589 рабоч.) мне было предложено устроиться на работу в органы госбезопасности, после чего в течении нескольких месяцев я проходил проверку и медицинские комиссии на предмет моей годности к службе в ФСБ.

В период с 2001 по 2002 год я по просьбе Габдрахманова выполнял поручения финансового характера. В частности осенью 2001 года ко мне обратился через общего знакомого Глушков Павел Михайлович (+7 3466 265 56 83), постоянно проживающий в городе Нижневартовск с, просьбой помочь ему в одном финансовом споре. В ходе разговора Павел Михайлович пояснил, что его «кинула» одна женщина-риэлтор на достаточно крупную сумму денег. Габдрахманов узнал об этой ситуации, т.к. в тот момент я ему безгранично доверял, и велел мне привести ту женщину в Управление ФСБ по РБ. После разговора с ним, риэлтор согласилась выплатить долг Павлу Михайловичу. С выплаченной суммы Габдрахманов получил свои проценты от Павла Михайловича. Женщина-риэлтор в дальнейшем помогла ему улучшить свои жилищные условия, путем вывоза из города Уфы лиц, имевших жилплощадь в Уфе, но являющихся алко- и наркозависимыми.

Тот же Габдрахманов пытался через меня осуществить опекунство над некоей Бобровой Тамарой Викторовной (+7 3472 42 07 48), находящейся на учете у психиатра, с целью завладения ее квартирой. Однако узнав, что Боброву по окончании операции собираются ликвидировать, я отказался от дальнейшего участия в данном мероприятии, дальнейшая судьба Бобровой мне неизвестна. Все вопросы по судебным действиям в данном деле решались при участии судьи Орджоникидзевского суда г.Уфы Закирова.

После данного отказа, Габдрахманов уже не столь близко допускал меня к своим финансовым операциям подобного характера, однако связь с ним потеряна не была.
В период с 2001 по 2003 год я периодически общался с его близким другом, сотрудником РУБОП – Тимергалиным Маратом, который через Габдрахманова прекращал дела в отношении незаконных «менял» валют (Лилия +7 901 475 23 25). Тот же Тимергалин периодически перевозил крупные суммы денег в направлении Северного Кавказа. В дальнейшем Тимергалин пропал без вести.

В сентябре-октябре 2001 года, во время проведения следственных действий в кабинете следователя в здании УФСБ по РБ, напрямую попросил «крышу» некий Любин Дмитрий Евгеньевич (+7 917 34 24 333). Габдрахманов велел мне встретиться с ним. Встреча состоялась через несколько дней в кафе, находившемся рядом с УФСБ по РБ. Было обговорено, что состоится еще одна встреча с участием гораздо большего количества сотрудников УФСБ по РБ. В результате была организовано мероприятие, на котором присутствовали заместитель начальника(на тот момент) ОЭБ УФСБ по РБ Г. Расим, сотрудники ОЭБ Галиуллин Рустем (+7 917 34 77 222), Г.Рустем (в дальнейшем курировавший таможню, +7 34 72 23 87 74), сотрудники БТ ФСБ по РБ, начальник(на тот момент) ОЭБ Ибрагимов Решат Тагирович (+7 927 208-06-38), Любин Дмитрий Евгеньевич, начальник отдела следствия(на тот момент) Ибрагимов Салават Амиръянович и другие сотрудники управления. Также на встрече присутствовали несколько бывших сотрудников ФСБ и бизнесмены.

Итогом встречи стала договоренность о создании ЗАО «Центр Мобильной Связи», целью которой было обеспечивать дополнительным заработком действующих сотрудников ФСБ и получения прибыли путем продавливания необходимых для этого решений, а также получения доступа к конфискованным таможней средствам связи. Также в данной предприятии принял участие некий Юлчурин Салават Азатович, находившийся в разработке у отдела контрразведки на тот момент, в связи со своим сотрудничеством с зарубежными спецслужбами. Часть данных о его связях у меня сохранилась.

В течении последующих 6 месяцев сотрудники управления ФСБ по РБ получили около сотни мобильных телефонов, в том числе полученных и через Юлчурина, и были оплачены множество их расходов из прибыли, полученной данным предприятием.
Встречи с Любиным и иными бизнесменами периодически повторялись.
Параллельно с этими событиями, развивались и иные. УФСБ РФ по РБ инициировало возбуждение уголовного дела в отношении некоего Фомичева Эрнста Михайловича. Я присутствовал при большинстве следственных действий с подозреваемым. Вскоре дело начало «разваливаться», в связи с внезапной утерей ряда документов из уголовного дела. Сам Фомичев в частной беседе, позднее, признался, что этому «помог» Ибрагимов Р.Т.

В 2002 году я познакомился с неким гражданином Чернаковым Николаем Александровичем, бывшим сотрудником ФСБ, а ранее – КГБ. (+7 (901) 441-77-71), имевшим аферистический склад ума и повсюду объявлявшим себя (позднее) двоюродным братом начальника УФСБ РФ по РБ.
Осенью 2002 года, по просьбе Габдрахманова, я через людей работавших на Чернакова Н.А. встретился в СИЗО (г.Уфа) с неизвестным мне гражданином, владевшим пакетом акций нефтеперерабатывающих предприятий Республики Башкортостан.
Официально он не числился среди содержавшихся под стражей лиц. И находился там по прямому указанию заместителя министра внутренних дел РБ Патрикеева. В ходе беседы данный гражданин написал заявление по шаблону, данным мне Габдрахмановым, передал мне и я ушел. Заявление было передано Габдрахманову.

Вскоре, по звонку на мобильный телефон, меня попросил о встрече некий человек, при встрече сообщивший мне, что «я вторгаюсь на территорию руководства МВД РБ». Я сообщил о данном инциденте Габдрахманову, после чего звонки прекратились. В данный момент, человек, прибывший на ту встречу работает начальником службы безопасности гипермаркета «МЕТRO», по полученным мною данным от сотрудников БТ УФСБ по РБ, данный человек являлся наемным убийцей, работавшим на руководство МВД.

В 2002 году мне было предложено оплатить свое трудоустройство на службу в органы ФСБ через заместителя начальника управления Биккулова, однако требуемой суммы у меня на тот момент не было.
В том же 2002 году я получил ответ о том, что мне вынесен отказ в устройстве на работу в органы ФСБ с формулировкой «Нецелесообразно».
В тот же момент мне была предложена альтернатива в виде устройства на работу в военную контрразведку, в отдел по Уфимскому гарнизону.

Начальник (на тот момент) отдела по Уфимскому гарнизону, Метелев Евгений Николаевич (+7 3472 22 97 42) предложил мне во время повторной проверки «поработать на его отдел».
Старший оперуполномоченный отдела Воробьев Сергей Николаевич(+79173423528, +7-347- 272-02-68) сообщил мне, что существует некий «друг отдела» - Симахин Сергей Петрович, который на тот момент находился в СИЗО и что через некоторое время «его вытащат». Действительно летом 2002 года я познакомился с господином Симахиным С.П. и его компаньоном Брантовым Михаилом Алексеевичем. По настоянию Метелева и Воробьева, я оказывал услуги Симахину в качестве юридического консультанта. И выдал ряд документов, согласно которым ряд лиц имели перед ним крупные задолженности, а также просил меня встретиться с неким Хрещенко Константином, который ранее работал телохранителем Симахина и забрать у него пистолет марки «ТТ», который он передал ему ранее. По поводу Хрещенко, я отказался выполнить пункт по изъятию у него оружия и сообщил о данном факте Воробьеву, после чего подобных просьб со сторону Симахина ко мне не поступало.

В течении месяца я, путем переговоров и убеждений, смог убедить должников Симахина вернуть практически все задолженности перед ним, пока не встретился с последними по списку – Ониным Феликсом и его гражданской супругой Русаковой Светланы, задолженность которых составляла 77 000 долларов США.
Во время моего приезда Русакова сказала, что она уже «платит сотрудникам ФСБ» и не видит необходимости оплачивать свою задолженность перед Симахиным. О данном факте я также сообщил Воробьеву, после чего состоялась встреча его и сотрудника ОЭБ Ильдара (ныне начальник ОЭБ), после чего Русакова оплатила лишь часть своей задолженности перед Симахиным. Онин также подтвердил факт отчисления процентов сотрудникам ФСБ, о чем имеется аудиозапись.

Летом того же года Симахин подарил Метелеву Евгению Николаевичу а/м ВАЗ 2112, который тот записал на имя своей дочери.
Также сотрудники отдела по Уфимскому гарнизону постоянно пользовались а/м ВАЗ 2131, приобретенным Симахиным, а/м постоянно находился на территории стоянки управления, а также Симахин оплачивал большинство расходов бытового характера сотрудников отдела.
Летом того же 2002 года Симахин и Воробьев познакомили меня с генералом Спициным Александром Викторовичем, который имел совместные дела с Симахиным, а именно занимался закупкой нефтепродуктов. Также Симахин использовал Спицина как денежный мешок на случай своего ареста и совершал заведомо убыточные сделки с фирмами, на которые указывал Спицин, с целью обогащения фирм, указанных Спициным и дальнейшего раздела неправомерно заработанных средств.

В августе 2002 года мне позвонил неизвестный мужчина и попросил меня встретиться с ним. Как оказалось при встрече, он являлся гражданином и представителем правительства Казахстана. В 2001 году между ними и фирмой Симахина был заключен договор о поставке нефтепродуктов в Казахстан по государственному заказу его страны, гарантом надежности выступал тот же сотрудник ФСБ – Спицин А.В.
Симахиным договоренности были нарушены и нефтепродукты в Казахстан не поступили, деньги, в размере 50 000 000 (пятидесяти миллионов) рублей были похищены Симахиным и использованы им для дальнейшего продвижения Спицина по карьере и обеспечению выплат по предыдущим задолженностям Симахина перед партнерами.

Я решил сообщить о данном факте Метелеву и Воробьеву, однако те велели мне продолжать предоставлять юридические консультации и обеспечение безопасности Симахину. После того как в своем кабинете Симахин у меня на глазах произвел сделку на поставку топлива, которого фактически у него не было, я отказался от дальнейшего сотрудничества с ним.
В тот же период со мной встретился Хрещенко Константин и попросил меня организовать ему встречи с руководством ФСБ России, говоря, что имеет доказательства причастности Симахина и его покровителей из ФСБ к тяжким и особо тяжким преступлениям. На тот момент, подобных связей у меня не было, и я отказал ему в помощи. По словам Хрещенко, он, по указанию Симахина, пытался организовать ликвидацию конкурента Симахина, взорвав автомобиль. Однако покушение не удалось в связи с тем, что взрывное устройство не сработало.

В ответ на мой отказ на дальнейшую работу с Симахиным, из Москвы приехал Спицин и начал уговаривать возобновить сотрудничество с ним, суля мне работу в Белорецке-16, 35. Я отказался.
Спицин, продолжая настаивать, показал мне саму структуру безопасности объектов подземного строительства в виде схем, говоря, что я «добьюсь очень много» если буду работать с ними.
Уличив момент, я сделал 87(восемьдесят семь) фотографий схем коммуникаций и объектов Департамента спец.строительства, в дальнейшем намереваясь использовать данные снимки в случае давления на меня либо угрозы физического устранения.
О существовании этих фотографий Спицину, Метелеву и Воробьеву известно. Снимки представителям иностранных спецслужб переданы не были.

После данной ситуации отношения с Метелевым, Спициным, Воробьевым ухудшились, мне было заявлено, что я «лишаюсь поддержки отдела по Уфимскому гарнизону». Контракт со мной был разорван.
В 2003 году со мной встретился партнер Симахина – Брантов Михаил Алексеевич, который попросил меня помочь ему прекратить партнерство с Симахиным. Как оказалось, Симахин вывел из общего предприятия практически все средства Брантова и оплатил ими свои долги, в частности им была заложена бензозаправочная станция, принадлежавшая Брантову и полученные таким образом средства были использованы в двух направлениях. Первое, это оплата задолженности Симахина перед поставщиками нефтепродуктов. Второе, затраты, связанные со своими покровителями.

Имея достаточно компромата на покровителей Симахина, я смог достаточно безболезненно произвести раздел бизнеса с Брантовым. Так же я узнал, что одним из кредиторов Симахина является Чернаков Николай Александрович, который требовал возврата задолженности Симахина Брантовым М.А.. Мне удалось решить разногласия, путем передачи копий основной части документации задолженностей Симахина перед поставщиками Чернакову Н.А.
В 2004 году к Брантову приехал некий совладелец совместного российско-американского предприятия, которого сумел убедить Симахин (уже находясь в Москве) совершить предоплату на поставку нефтепродуктов. Залогом он выставил бензозаправку, принадлежавшую Брантову. В ходе разговора также прозвучал факт, что Симахину покровительствовали сотрудники ФСБ при совершении данной сделки и выступали некими гарантами.
Данные этого человека находятся у Брантова Михаила Алексеевича.

В период 2003-2006 годы я периодически встречался с Воробьевым. В ходе одной из таких встреч, я сообщил ему о, ставшей известной мне по моим каналам, информации о предстоящем аресте Симахина С.П.
Воробьев при мне позвонил Симахину и, как я узнал позднее, тот прибыл в г.Уфу. В дальнейшем Симахин действительно был арестован, в связи с этой ситуацией приехал, для консультаций с Воробьевым, Спицин, работавший на тот момент в Германии.
Также я в 2006-2007 годах произошли мои последние встречи с Габдрахмановым. В последний раз я его видел на похоронах его племянницы. Туда он приехал на автомобиле LEXUS RX330, только что приобретенном.

О данных фактах у сотрудника собственной безопасности УФСБ по РБ Алексея (+79177520161) имеются мои показания и записи о расходах и доходах на период 2002-03 гг., связанные с Габдрахмановым. В 2009 году я передал ему ( Алексею ) часть документов и фотографий, а также записи («черную бухгалтерию») действий Габдрахманова, Воробьева, Метелева, Спицина и ряда иных сотрудников УФСБ по РБ.
Параллельно с указанными выше предприятиями, существовало несколько предприятий, также обеспечивающих сотрудников УФСБ по РБ дополнительным заработком.
Одно из таких предприятий принадлежала сыну полковника ФСБ в отставке Петрова Н.А., Петрову А.Н.

К тому моменту Петров Н.А. собрав достаточно компрометирующего материала в отношении руководства, курируемого им во время службы в ФСБ объекта – «БашкирЭнерго», и выйдя на пенсию, устроился начальником службы безопасности данного предприятия. С помощью своей должности он зарабатывал денежные средства следующим незаконным образом: создавался искусственный долг «БашкирЭнерго» перед определенной фирмой, в дальнейшем появлялась фирма , предложенная Петровым и договаривалась за определенный процент о возврате долга «БашкирЭнерго». Полученные средства также шли на обеспечение дополнительным заработком действующих сотрудников УФСБ по РБ.

Также Петров-старший договорился об аренде по сверхнизкой цене опытного завода для своего сына.
Суть работы предприятия заключалась в изготовлении гексановой фракции на опытном заводе по адресу г.Уфа, ул. Ульяновых и продажей его под видом бензина оптовыми партиями. Неприкосновенность предприятия обеспечивалась действующими сотрудниками ФСБ и прокуратуры.

В июле 2006 года мною и гражданином Петровым А.Н (89196103988). был заключен договор займа, в котором указывалась сумма займа, а именно 200 000 (двести тысяч) рублей, по истечении времени на которое была взята вышеуказанная сумма, Петров А.Н. потребовал денежные средства в большем размере, чем та, которая была указана в расписке.
После того, как я отказался выполнять подобные условия, он начал мне угрожать, что воспользуется связями своего отца - Петрова Н.А., (полковника ФСБ в отставке, бывшего сотрудника УФСБ по РБ), руководителя службы безопасности «БашкирЭнерго» и близкого друга Рахимова Урала Муртазаивича и Прокурора Республики Башкортостан Хуртина С.А.
Далее мне была прислана по почте копия расписки и претензия с указанием, что между нами был заключен договор займа.

Данные документы были предоставлены мною в Генеральную прокуратуру РФ.
После получения письма, я встретился с Петровым А.Н. и предложил рассчитаться согласно расписке, однако он отказался и потребовал гораздо большую сумму. Я отказался, сказав, что в таком случае пусть он обращается в суд в гражданско-правовом порядке и решает вопросы со мною в соответствии с законодательством РФ.

Далее он договорился через своего отца и сотрудника УФСБ по РБ Габдрахманова Нила Анваровича(имевшего ко мне претензии, в связи с моим отказом в участии отмывания денежных средств и афер с недвижимостью), что в отношении меня возбудят уголовное дело по факту мошенничества, фальсификацией доказательств занимался оперативный уполномоченный ОБЭП Уфимского РОВД Георгейчук Сергей, в отношении которого в дальнейшем было возбуждено уголовное дело и он был отстранен от службы, однако, вернувшегося в органы МВД с помощью сотрудника УФСБ по РБ Габдрахманова, Петрова Н.А. и судьи Киньябаева.

В ходе следствия дело неоднократно прекращалось, и выносились отказные материалы. На основании ложных данных, и по материалам по которым уже было вынесено отказное решение, в отношении меня была незаконно выбрана мера пресечения – содержание под стражей.
В ходе судебных заседаний после предъявленных мною и моим адвокатом дело начало разваливаться. Стало ясно, что в результате этого дела понесут наказание не только следователь и прокурор, но и судья. После чего появился некий Афанасенко А.Р., с которым, был в близких отношениях Георгейчук С.

Дело в том, что Афанасенко Алексей Робертович, Рыбкин Сергей Сергеевич, а также группа незнакомых мне лиц, в конце апреля 2008 года похитили меня на улице Октябрьской Революции прямо из здания суда, угрожая оружием и применив спецсредства (наручники), избив меня, заставили меня подписать несколько документов финансового характера, а именно: договор поставки нефтепродуктов, договор займа и расписку.
По данному факту я обратился с заявлением в УВД г.Уфы . Откуда меня отправили зафиксировать мои травмы в МУКГБ №5, что я и сделал.

После чего у меня приняли заявление 28 апреля 2008 года №1480 КУСП, в УВД г.Уфы, где сказали, что данное заявление будет направлено в УВД по Кировскому району г.Уфы.
Далее Афанасенко А.Р., узнав о моем заявлении, написал встречное заведомо ложное заявление о совершении мною мошеннических действий с моей стороны. Основным его аргументом были ложные показания свидетелей.
Мне напрямую угрожали с телефона Управления ФСБ по РБ +7 34 72 727579, что если я не успокоюсь, моих близких убьют.
Против меня было возбуждено уголовное дело, и из обвинительного заключения я узнал, что следствие подтверждает факт моего похищения, но так как я якобы не имею никаких претензий к Афанасенко, дело по данному факту возбуждать не стали.

В ходе судебного разбирательства, Афанасенко потребовал с меня 115 000 (сто пятнадцать тысяч) рублей, которые, как он указал, ему нужны для возмещения ущерба, который он понес, заплатив следователю и оперативным работникам БЭП УВД по Кировскому району г.Уфы.
С собой у меня таких денег не было, и Афанасенко потребовал с меня расписку на вышеуказанную сумму, сказав, что если я ее не подпишу, он убьет моих близких. О данном факте имеется аудиозапись. Я под давлением данных обстоятельств подписал данный документ.

Через несколько дней произошла передача денег. На нее приехал сам Афанасенко и сотрудник УВД по Кировскому району г.Уфы, которого я смогу опознать и Афанасенко передал ему часть денежных средств. Далее Афанасенко потребовал еще денег в сумме 120 000(сто двадцать тысяч) рублей сказав, что эти деньги нужны для «улаживания вопроса» с судьей.
В дальнейшем Афанасенко предложил мне погасить будущий долг, убив его конкурента, бывшего сотрудника УФСБ по РБ, Ключникова А.В.(+7-937-362-70-97, +7-927-236-06-92), по данному факту я обращался в УВД по Кировскому району г.Уфы и в результате были проведены оперативные мероприятия сотрудниками ОУР УВД по Кировскому району, а также сотрудниками центрального аппарата МВД РБ и с моим участием. В ходе ОД Афанасенко подтверждал свои намерения, однако в последний день ОД резко поменял свое намерение, как будто был, кем-то предупрежден. О данных фактах в ОУР УВД по Кировскому району имеются соответствующие видео и аудио записи.

Для дачи объяснений я был вызван в ОРЧ №6 МВД РБ. Где подробно описал все произошедшее, после чего материалы были переданы в УВД по Кировскому району города Уфы.
Также мною получены извещения Центрального межрайонного следственного отдела СУ по РБ, за подписью Минниахметова И.Г., №№ 1164-09, 1185-09, о направлении материалов по подследственности в УВД по Кировскому району города Уфы, данные материалы были направлены в начале мая 2009 года, однако до сих пор я не получил никаких извещений из УВД по Кировскому р-ну г.Уфы, и не был вызван для дачи каких-либо объяснений. Все объяснения с меня и со свидетелей были получены лишь сотрудниками ОРЧ №6.

Считаю, что руководство УВД по Кировскому району города Уфы не провело служебной проверки в полном объеме, так как в данных фактах фигурирует их сотрудник, сотрудники ФСБ, а материалы проверки фактов преступной деятельности Афанасенко А.Р., были специально утеряны, как это уже произошло весною-летом позапрошлого года с моим заявлением от 28.04.2008 года.
При моих попытках добиться правосудия, меня вызывали в УФСБ по РБ и намекали, что я снова могу попасть за решетку, если не откажусь от попыток известить руководство ФСБ России о творящемся в РБ бесчинстве сотрудников УФСБ по РБ.
На основании вышеизложенного прошу Вас привлечь к уголовной ответственности гражданина Афанасенко Алексея Робертовича, его водителя Рыбкина Сергея Сергеевича и группу неизвестных мне лиц, по фактам похищения, самоуправства, нанесении мне побоев и травм различной тяжести, вымогательства, мошенничества.

Прошу Вас возобновить производство по уголовному делу по заявлению Петрова А.Н., в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, а именно:
1. Свидетель Морозов А.В. и заявитель Петров А.Н. дали неверные данные по поводу места и времени подписания договора займа, о чем свидетельствуют все документы и тот факт, что на месте, указанном ими в качестве места подписания договора, встреча при обстоятельствах указанных ими, невозможна, в связи с особенностями дорожной и строительной ситуации.
2. Оперативный уполномоченный ОБЭП Георгейчук С. находился в оперативной разработке УСБ МВД РФ по РБ по фактам мошенничества и вымоганию взяток и был впоследствии уволен из органов по данным фактам.
3. В самом уголовном деле имеются грубейшие процессуальные ошибки, а именно дело несколько раз прекращалось и возобновлялось вновь и мера пресечения и дальнейшее производство велось по материалам, по которым был вынесен отказной материал. А также было вынесено избрание мне меры пресечения в качестве содержания под стражей по материалам уголовного дела, прекращенного ранее.
4. Также в деле имеются документы, доказывающие ложность рапортов Георгейчука С., а именно: не имеется ни одного оповещения и корешка повестки, подписанных мною, а все подписи, имеющиеся на иных материалах, предоставленных Георгейчуком, являются подделками.
5. На меня было оказано давление со стороны друга Георгейчука Афанасенко А.Р., в результате которого я подвергся насилию и принуждению к подписанию необходимых противной стороне документы и соглашений.
Прошу Вас привлечь к уголовной ответственности всех сотрудников прокуратуры, органов внутренних дел, управления ФСБ РФ по РБ, судебных органов, которые фактически вели заговор с целью введения в заблуждение правосудие.

Прошу Вас истребовать материалы наружного оперативного наблюдения ОУР УВД по Кировскому району г.Уфы для ознакомления с ними и принятию по ним решения и возможного дальнейшего приобщения их к материалам уголовного дела в отношении Афанасенко А.Р. и сотрудников органов внутренних дел, «прикрывавших» его и попустительствовавших его незаконным действиям.

Прошу Вас направить материалы для проверки возможных криминальных связей Афанасенко А.Р. и судьи Кировского районного суда г.Уфы Каримовой С.Х., а также судьи Уфимского районного суда РБ Киньябаева и Петрова Н.А. и Петрова А.Н.
Прошу Вас возобновить производство по уголовному делу по заявлению Афанасенко А.Р. в связи с вновь открывшимся обстоятельствам, на основании результатов проверки, проведенной УСБ МВД РФ по РБ и записей оперативного наблюдения ОУР УВД по Кировскому району г.Уфы, а также по показаниям свидетелей Ключникова, Бахтиярова, Юсуповой.
(Материалы из моего заявления на имя Генерального Прокурора России).

Так же летом 2008 года я попал на прием к прокурору Республики Башкортостан Хуртину Сергею Анатольевичу, предметом встречи были два вопроса.

Первое. Меня интересовало следствие по моему делу, в ходе разговора Хуртин пообещал мне провести тщательную проверку, а также сообщил, что прокурор Уфимского района уволен и одной из причин было вышеупомянутое уголовное дело в отношении меня. В дальнейшем Хуртин своего обещания не сдержал, ответа из прокуратуры республики я не получил.

Второе. Я имел возможность прослушать от бывшего сотрудника прокуратуры республики аудиозапись, на которой некий преступный авторитет – Мустафин (Саша Мустафа) Александр (+7 (495) 967-95-34, +7 (915) 315-44-50, +7 (917) 465-40-62) утверждал, что передал Хуртину С.А. 2 000 000 (два миллиона) рублей за оправдательный приговор в суде и дальнейшее бездействие органов прокуратуру. Действительно против Мустафина возбуждалось уголовное дело и действительно, в ходе судебных заседаний, он был оправдан. Я сообщил об этом факте Хуртину, тот попросил меня встретиться с Мустафиным и договориться о встрече с ним и Хуртиным. В результате чего я приехал в город Москву и, выяснив точное местоположение Мустафина, встретился с ним. Мустафин в ходе разговора подтвердил факт передачи взятки в здании прокуратуры Республики Башкортостан. Однако от встречи с Хуртиным отказался. Лишь переговорил по телефону с помощником Хуртина – Юрисом Борисовичем (+7 3472 66-51-88).
Так же Мустафин позвонил бывшему сотруднику прокуратуры республики, хранившего данную запись, и угрожал ему убийством.
В дальнейшем в отношении Мустафина было возбуждено новое уголовное дело и встреча с Хуртиным и его помощником у него все же состоялась уже на территории Республики Башкортостан.

Третье. Имелась аудиозапись, копию которой я предоставил Хуртину С.А., на которой Хуртин предлагал прокурору города Благовещенск совершить самоубийство. В противном случае, Хуртин гарантировал ему возбуждение уголовных дел в отношении него по особо тяжким статьям.
Имя человека, владеющего данными аудиозаписями, я готов предоставить при обеспечении безопасности его и его семьи. 

В 2007 году, во время возбуждения в отношении меня уголовного дела, я рассматривал возможность выезда за пределы Российской Федерации с просьбой предоставить мне правовое и политическое убежище в странах Западной Европы или Соединенных Штатов Америки.
Мне удалось выйти на представителей иностранных спецслужб с целью выезда за пределы России. Однако в дальнейшем я отказался от данной идеи в связи со своими убеждениями.

Полную информацию о моих встречах с представителями зарубежных разведок я предоставил в УФСБ по РБ (Евгений +7-927-320-22-67) , однако там сочли информацию ложной и сделали прямые запросы в посольства тех государств, которые я указал.
Несмотря на фактическую выдачу меня представителям иностранных спецслужб, они не потеряли ко мне интерес и предложили выехать, несмотря на вышеуказанные обстоятельства.

Мне предложили встретиться с человеком (данные которого я также предоставил в УФСБ по РБ), занимавшимся скупкой устаревшего и ветхого оборудования и техники с объектов Департамента спец.строительства, с целью сотрудничества и решения ряда моих финансовых вопросов. Однако к моему приезду в Уфу, данный человек попал в автокатастрофу и погиб.
Также среди просьб представителей иностранных спецслужб была организация встречи их человека с сотрудником отдела ФСБ по Уфимскому гарнизону, имевшим доступ к документам с грифом «особо важно» Козловским Виктором Федоровичем (+7 (927) 081-08-14) и по возможности повлиять на его готовность предоставить «ключ». Интересовались его привычками и слабостями, а также искали возможный компромат на его сына и пытались выяснить точные даты выезда Козловского к родственникам за рубеж.

Представление о внутреннем строении, структуры и сотрудниках УФСБ по РБ у них было очень четкое. Со Спициным они имели контакт уже в Мюнхене.
После данного разговора я прекратил общение с ними. Данные по дополнительному связному у меня сохранились, в силу некомпетентности сотрудников УФСБ РФ по РБ, они им переданы не были.
В том же 2007 году я познакомился и подружился со Станиславом Маркеловым, который обещал мне адвокатскую поддержку, в случае если мое дело дойдет до Верховного Суда РФ и дальнейшую помощь в Страсбурге. Также Маркелов познакомил меня с большинством российских и рядом иностранных правозащитников.
Летом 2009 года ко мне обратился мой знакомый с просьбой помочь некоей Жуковой Альмире Рашитовне, правозащитнице и «немного бизнесменше» .

С самой Жуковой мы встречались до этого в приемной министра внутренних дел Республики Башкортостан.
После короткого знакомства, Жукова перешла к делу. По ее словам, заместитель начальника управления ФСКН по РБ Мартынов Виталий Васильевич задумали «уничтожить ее семью и близких», что у ее знакомого, жителя Афганистана, Пупульзана, Мартынов Василий (сын Виталия Васильевича Мартынова) отобрал имущество в виде, принадлежавших тому, торговых площадей, а также собрал ложные доказательства о причастности дочери Жуковой – Алины, к наркоторговле.

Также Жукова сообщила мне, что Мартыновыми занимается управление ФСБ по РБ и она попросила меня встретиться с сотрудником УФСБ РФ по РБ, Лебединцевым Павлом (89639055707, 8 (937) 358-77-99, +79649535248), который попросил организовать ему встречу с руководством ФСКН России, говоря, что у него есть неопровержимые доказательства преступной деятельности Мартыновых.

Я согласился вследствие убедительности некоторых доводов Лебединцева и в сентябре 2009 года я организовал ему встречу с руководителем СБ ФСКН РФ Орловым. Лебединцев привез папку документов, которые предложил мне изучить, в частности среди документов были показания сотрудника управления кадров ФСКН о том, что Мартынову продлили контракт незаконно. Также там имелись и агентурные данные. Другие документы описаны мной сотрудникам СБ УФСБ по РБ.

В Москву Лебединцев выезжал по, полученной по моим каналам, справке на имя Ахметшина Альберта Альбертовича, на обратном пути из Москвы в аэропорту Домодедово Лебединцев был задержан при предъявлении этой справки, однако, представившись своим настоящим именем и предоставив удостоверение сотрудника ФСБ, был отпущен.
В октябре 2009 года мне позвонил высокопоставленный сотрудник ФСБ РФ, организовавший встречу Лебединцева с Орловым, и сообщил, что факты, изложенные Лебединцевым о Мартыновых, не подтвердились и посоветовал мне «разрешить данную ситуацию».

Я под надуманным предлогом попал на прием к Мартынову Виталию Васильевичу, где сообщил о вышеизложенных фактах. После чего Мартынов представил мне свою версию событий, подкрепив ее доказательствами.
Мартынов В.В. сообщил мне, что состоялся арест крупной банды наркоторговцев, а также ведется оперативная разработка еще серии преступлений, связанных с наркоторговлей и, что Жукова А.Р. имеет тесный контакт с рядом «наркобаронов» и имеются доказательства причастности Жуковой Алины к распространению и употреблению наркотиков. И, что сотрудники отдела «М» УФСБ РФ по РБ Лебединцев и Гафаров открыто прикрывают торговлю наркотиками близкими Жуковой Альмире Рашитовне людьми.

Я сообщил в Москву о полученной информации и мне подтвердили достоверность большинства фактов. Для обозначения моей позиции по данному вопросу, а также благодаря нежеланию быть связанным с любыми ложными обвинениями в отношении Мартынова, я написал объяснение по данной ситуации на имя начальника управления ФСКН по РБ Кокина.
После чего сотрудники УФСБ по РБ постарались выставить мои показания ложными. Со мной встретился тот же сотрудник СБ УФСБ по РБ, что и занимался сотрудником Габдрахмановым Н.А., Алексей (+79177520161) и взял у меня устные показания.
Вскоре, после этих событий, действительно состоялся арест крупнейшей за всю историю современной России банды наркоторговцев, в которой были замешаны многие высокопоставленные люди и представители шоу-бизнеса. Алина Жукова была арестована за хранение наркотических средств.
К данной части прилагается аудиозапись моего разговора с Мартыновым Виталием Васильевичем.

Хочу добавить, что я знаком практически со всеми сотрудниками Управления ФСБ РФ по РБ, однако многие из них не упомянуты в данном письме, в связи с тем, что их репутация не запятнана никакими порочащими действиями.
Готов пройти проверку для выяснения подлинности указанных мною фактов.
Часть, имеющихся у меня, фото и аудиоматериалов я приложу в виде цифрового архива, хранящегося в файлообменнике.

По данным обращениям я получил следующие ответы из профильных органов:
1. №16-277-2007 от 24.01.2011 за подписью Начальника отдела управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Республики Башкортостан с ответом, что прокурором Кировского района г.Уфы решения в отношении меня признаны незаконными и 24.01.2011 отменены.
2. №9/70-874 от 20.07.2009 за подписью начальника управления собственной безопасности МВД РФ по РБ с ответом наличии процессуальных нарушений в ходе расследования вышеуказанных уголовных дел
3. №16-277-2007 от 05.03.2011 (обратите внимание на одинаковые номера писем) с ответом о не подтверждении указанных мною фактов.

Фотографии инсценировки убийства Ключникова



В дальнейшем данные фотоматериалы обрабатывались в фотошопе и были представлены Афанасенко

Аудиозапись разговора с Мартыновым Виталием Васильевичем
http://letitbit.net/download/89725.8c5028d8e71ebd45b2067e6311ea/data-2010-11-1-12-11-01_Высшее_качество_.mp3.html



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments