catok (catok) wrote,
catok
catok

Categories:

История ума

Есть у меня в запасниках проект "История ума". Когда мне пришла в голову идея, первым делом, разумеется, я обратился к поисковикам ("интеллект" не ставил специально).
Нашёл всего (!) два массива: Грибоедов и Павлов. Причём, как вы понимаете, релевантного словосочетания не было и там. О Грибоедове отдельно...



Любимый большинством из нас профессор Преображенский имеет много прототипов. Это и должно быть так - у хорошего писателя все типы одновременно и архетипы.
Булгаков писал Филипп Филипповича со своего дяди Николая Покровского, врача-гинеколога; Сергея Воронова, хирурга-экспериментатора (52 операции по пересадке яичников и желёз от обезьян); Владимира Снегирёва, профессора Гинекологического института; Николая Бурденко, нейрохирурга... и, разумеется, не мог он пройти и мимо Ивана Павлова, нобелевского лауреата по физиологии, яркого противника большевиков и революции, тем не менее имеющего "охранную грамоту" от Ленина.

Красный Крест обратился к Ленину с просьбой разрешить Павлову выехать в Швецию, где ему предлагали «в благоприятной и спокойной обстановке проводить свои великие исследования». Кремль отказал, но после этого Павлову были возвращены конфискованные награды, назначен усиленный паек. Совнарком принял постановление о создании академику Павлову особых условий для исследовательской деятельности. Это постановление за подписью Ленина сделало Павлова неприкосновенным, дало возможность защищать от произвола науку, жизнь и свободу своих сотрудников и коллег.

Возможно, такой документ обещал профессору Преображенскому его влиятельный пациент: «такая бумажка, при наличности которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог бы даже подойти к дверям моей квартиры. Окончательная бумажка. Фактическая. Настоящая. Броня…».

Кто не в танке, Павлов умер аж в 1936 году, накануне своего 90-летия. А вот в 1918 году он прочитал несколько раз свои знаменитые лекции "Об уме вообще и русском уме в частности". Затем он правил стенограмму, сделанную его женой.

Можно догадываться о причинах, побудивших Павлова обратиться к классификационным особенностям "русского ума": в разорённой, голодной стране, погибающей в огне гражданской войны, его собственный ум ученого-аналитика пытался нащупать и понять причины наступившей катастрофы.

Актуальность этого текста несомненна: прочитать его полезно и тем, кто и по сей день упорно идеализирует свой народ, полагая, что в этом сущность истинного патриотизма, и тем, кто видит все зло в отсутствии традиций европейской демократии и убеждён, что для того, чтобы стать Западом, надо просто все сделать, как на Западе.

Между лекцией академика Павлова и нами лежит эпоха. Эта эпоха многому научила нас, но, кажется, еще не научила главному: уметь ценить реальность выше иллюзий.

Сомневающихся в патриотизме Павлова можно отправить к страницам Пушкина и Лермонтова, Грибоедова и Чаадаева, Герцена и Салтыкова-Щедрина, Гоголя и Розанова. Кроме того, учтём, что сын Российской империи, ученый привычно именует русским все её пёстрое население и ведёт речь, собственно, об уровне общественного сознания.

В личном фонде Павлова, хранимом Петербургским филиалом Архива РАН (СПФ АРАН. Фонд 259), вроде как есть записи всех трех лекций 1918 года. Однако в сети находятся две, скопированные из журнала "Природа" (публикация 1999 года).

"Нарисованная мною характеристика русского ума мрачна, и я сознаю это, горько сознаю. Вы скажете, что я сгустил краски, что я пессимистически настроен. Я не буду этого оспаривать. Картина мрачна, но и то, что переживает Россия, тоже крайне мрачно. А я сказал с самого начала, что мы не можем сказать, что все произошло без нашего участия. Вы спросите, для чего я читал эту лекцию, какой в ней толк. Что, я наслаждаюсь несчастьем русского народа? Нет, здесь есть жизненный расчет. Во-первых, это есть долг нашего достоинства - сознать то, что есть. А другое, вот что.

Ну хорошо, мы, быть может, лишимся политической независимости, мы подойдем под пяту одного, другого, третьего. Но мы жить все-таки будем! Следовательно, для будущего нам полезно иметь о себе представление. Нам важно отчетливо сознавать, что мы такое. Вы понимаете, что если я родился с сердечным пороком и этого не знаю, то я начну вести себя как здоровый человек и это вскоре даст себя знать. Я окончу свою жизнь очень рано и трагически. Если же я буду испытан врачом, который скажет, что вот у вас порок сердца, но если вы к этому будете приспособляться, то вы сможете прожить и до 50 лет. Значит, всегда полезно знать, кто я такой.

Затем еще есть и отрадная точка зрения. Ведь ум животных и человека это есть специальный орган развития. На нем всего больше сказываются жизненные влияния, и им совершеннее всего развивается как организм отдельного человека, так и наций. Следовательно, хотя бы у нас и были дефекты, они могут быть изменены. Это научный факт. А тогда и над нашим народом моя характеристика не будет абсолютным приговором. У нас могут быть и надежды, некоторые шансы. Я говорю, что это основывается уже на научных фактах. Вы можете иметь нервную систему с очень слабым развитием важного тормозного процесса, того, который устанавливает порядок, меру. И вы будете наблюдать все последствия такого слабого развития. Но после определенной практики, тренировки на наших глазах идет усовершенствование нервной системы, и очень большое. Значит, не взирая на то, что произошло, все-таки надежды мы терять не должны".

Лекции неоднократно всплывали в ЖЖ, однако тем, кто не читал...

Об уме вообще. Иван Павлов. Лекция первая
Об уме вообще, о русском уме в частности. Иван Павлов. Лекция. Начало
Об уме вообще, о русском уме в частности. Иван Павлов. Лекция. Окончание

Tags: Павлов, Преображенский, история ума
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments